ПРОШЕЛ ОГОНЬ И ВОДУ, ЗАКАЛИЛСЯ, КАК СТАЛЬ

15.02.2010 г.

Судьбы, опаленные войной

Мало кто в нашем городе не знает Ивана Александровича Тихомирова - это не только ветеран войны, почетный гражданин города, но и активист, человек с высокой гражданской позицией. Он не пропускает ни одного мероприятия, не забывает ни об одной дате прошедшей войны. Именно на таких людях, как он, и держится основа патриотической работы в городе. Иван Александрович регулярно посещает школы, готовит выпуски для программ городского радио, пишет стихи о войне. Именно его усилиями многие горожане будут помнить о далеких сороковых, окрашенных кровью и слезами.

К встрече с Иваном Александровичем я готовилась заранее, зная, что с этим человеком всегда интересно и увлекательно. Мои ожидания оправдались - атмосфера дома, общение с его женой, его тон и манера вести себя... Я как будто попала на насколько десятилетий назад, в другую эпоху, где не было хамства и суеты, где все жили ради общего блага. Со старых портретных фотографий с улыбкой смотрят родители Ивана Александровича - отец и мать - оба преподаватели. Отец - учитель истории, мама преподавала русский язык и литературу. Сам Иван Александрович родился в городе Владикавказе, там окончил 10 классов средней школы. Как многие после выпускного вечера, он услышал об объявлении войны. Вместе с одноклассниками передал в военкомат своё заявление с просьбой о призыве в Красную армию для защиты Родины от фашизма. Ему даже сейчас сложно было вспоминать о том, как он покидал дом, как уходил на войну:

Ивана Александровича направили в Сталинградское автотракторное училище, преобразованное позднее в Камышинское танковое. Успешное окончание этого училища в начале августа 1942 г. немного омрачило то, что ему не было присвоено звание, но суета войны, стремительное развитие событий, не позволили долго сидеть и ждать приказа. Вместе с несколькими сотнями бывших курсантов Иван Александрович прибыл в штаб Сталинградского фронта. Получил назначение в 235-й отдельный танковый батальон 23 танкового корпуса командиром «Т-34». Естественно, что в экипаже танка были такие же, молодые необстрелянные ребята. Дальнейший рассказ Ивана Александровича открывает мне, почему он назначил нашу с ним встречу именно на 2 февраля, почему эта дата так для него значима. Для нас страшные цифра потерь в Сталинградской битве - лишь цифры, скупые кадры кинохроники, лишь старинное кино. Лишь тот человек, кто был там, вокруг которого горели танки, на глазах у которого гибли товарищи, лишь он может понять всю мощь, ужас и значение Сталинграда.

- «Правый берег Волги весь изрезан оврагами, наш танк был в одном из них. За спиной тракторный завод, а за ним река. Несмотря на молодость и неопытность, мы понимали, что это наш последний рубеж обороны. До немцев около километра. Но мы уже стреляем, хотя танк подкидывает на перекопанной снарядами и авиабомбами земле, в командирской панораме - то земля, то небо. Выстрел, второй, третий, но конкретной цели пока нет. Наверняка, немецкая артиллерия отвечала, но в танке этого не слышно. За нами бежит пехота и на броне - 6-5 автоматчиков. И вот значимый рубеж - добрались до первой линии окопов, мы утюжили их гусеницами, а наши солдаты действуют гранатами и штыками. Под прикрытием железнодорожной насыпи рассредоточиваем танки. Здесь новый рубеж обороны. Итог боя: два танка подорвались на минах, один сгорел. Я даже не могу представить, сколько длился бой, мне тогда казалось, что прошло одно мгновение».

И так день за днем, сраженье за сраженьем. К декабрю 1942 г. из всего батальона в живых осталось всего 6 человек и ни одного танка. Под Сталинградом война Иван Александрович получил контузию и лёгкое ранение. После госпиталя и переформирования, его назначили в 325-й отдельный артиллерийский противотанковый полк командиром взвода 76-ти миллиметровых пушек.
- «Наш полк, в составе частей Юго-Западного фронта, после отражения весеннего вражеского наступления в районе Харькова, прочно закрепился на левом берегу Северного Донца, у окраины Волчанска, на южном фланге Орловско-Курского выступа. Оборона этого района готовилась, прежде всего, для отражения танковых атак фашистов. Мы заняли заранее подготовленные позиции, прикрытые системой минных и противотанковых заграждений. Наш опорный пункт имел на вооружении 4 противотанковых пушки, несколько миномётов, противотанковые ружья, отделения сапёров и автоматчиков. Несколько опорных пунктов составляли противотанковый район стрелкового полка. 5-го и 6-го июля в ожесточенные бои вступили войска Центрального и Воронежского фронтов. Наш Юго-Западный фронт начал отражать ожесточенные атаки противника 15-го и 16-го июля 1943 г. В районе Волчанска перешел в наступление 3-й танковый корпус СС. 16 июля, ранним утром, наш опорный пункт, встретил огнём несколько десятков фашистских танков и пехоту. Мне, танкисту, было вначале непривычно быть у пушки не в башне, а у самой земли, но сама пушка та же, что и в танке, так что я быстро освоился. Первый бой длился долго. Наша батарея подбила и сожгла 8 вражеских танков и в их числе два «Тигра». Севернее нашего опорного пункта немцы вклинились в нашу оборону, но к вечеру были отброшены контратакой танкистов 5-й армии. В этом бою три из 4-х пушек были разбиты танковыми снарядами, а многие товарищи полегли на этом рубеже обороны. Впереди было еще много боёв».

В это время Иван Александрович получает вторую контузию. Его переводят в 66-й гвардейский автополк и назначают командиром взвода, закрепленного за батареей пушек-гаубиц. Тяжелые бои были и за села и города Украины. Пришлось форсировать Днепр и Дунай, освобождать Одессу. Иван Александрович прошел Румынию, в Болгарии освобождал Плевен, в Югославии - Белград, а потом в декабре 1944 г. - Будапешт. В конце марта 1945 г. участвовал в освобождении Вены, а 9 мая 1945 г., встретил у западных границ Австрии, в районе города Грац.

- «Войну закончил в звании старшего лейтенанта. В феврале 1946 г. наш автополк был расформирован в городе Ковеле, Волынской области. В октябре 1947 г., по моему рапорту, я был уволен в запас и вернулся в свой родной Владикавказ. Пришлось восстанавливать знания в вечерней школе рабочей молодёжи, я очень боялся, что за время войны забыл всю школьную программу, но экзамены сдал на «отлично». В августе 1948 г. был зачислен студентом горного факультета Северо-Кавказского горно-металлургического института. Осуществилась моя юношеская довоенная мечта».

Мне очень жаль, что рамки статьи не дают возможности рассказать о всех перипетиях жизненном пути этого человека. О его детстве, и юношеских ярких воспоминаниях, о его стремлении все узнать и все попробовать, о его ежедневных путешествиях на велосипеде по Военно-Грузинской дороге и о многом другом. Хотелось бы рассказать о его работе геологом - где он только не побывал: в Казахстане, Монголии и даже в Алжире.

А еще хочется рассказать о его творческой жизни - уже в зрелом возрасте он начал писать стихи. Нельзя не упомянуть и о его активной жизненной позиции - он член президиума Совета Ветеранов, настоящий патриот города, всегда готов поделиться своим бесценным опытом.

Он осознает, что молодёжь редко общается с ветеранами, думая, что это скучно и совершенно не нужно. Но Иван Александрович не только знает, что ветераны опытнее и мудрее нас, но и умеет вести рассказ интересно, захватывающе, причем на любую тему.

Мне всегда было сложно понять, почему люди, которых мы называем ветеранами, так активны, так стремятся жить, любить, верят в хорошее, несмотря на то, что за всю их долгую жизнь, хорошего с ними происходило мало. Но, общаясь с Иваном Александровичем, я поняла, почему страна наша победила в той страшной войне. Поколение, которое прошло в 40-е огонь и воду, закалилось как сталь. Они продолжают верить в светлое будущее и желают его следующим поколениям.

Татьяна ЧИХУН

 
« Пред.   След. »

41155
 

Редактор журнала

Максим Сушко

Подписывайтесь, добавляйте в друзья, предлагайте новости и информационное партнёрство