Выборы – часть первая или свадьба без похмелья

17.03.2011 г.

 Что произошло в Семихолмске долгожданным солнечным воскресеньем 13 марта 2011? В общественном транспорте и на улицах - лица, которых не увидишь ни в буднее утро, ни в обычный выходной. Контраст становится заметным не сразу: одновременно ожившие сумеречные персонажи Диккенса и толстовской «Кыси», словно повинуясь неосознанному, но слышимому только ими властному зову Властелина колец Саурона, торжественно насупившись, решительно преодолевали ликующую после загостившей зимы распутицу и собственную немощь с явным намерением что-то сделать. Я подумал: с кем? с собой? А, может, с нами? Точно: именно это читалось в жёстком блеске их глаз и, притворившись простодушным вольтерьянцем, пошёл за ними узнать, а что же всё-таки они хотят с нами сделать в этот прекрасный весенний день?

 

 

Там мне тётеньки помоложе и постарше объяснили, не переходя на учтивость, тоном учительниц, что своим свободным волеизъявлением население помогало оформить завершение очередного и начало нового избирательного цикла представительного органа местного самоуправления. А один молодой мужчина при галстуке и в лоснящемся, как мокрая рыбная чешуя, представительском костюме, но явно - не джентльмен, оторвался от важного разговора и, повернувшись, строго посмотрел на меня, всем видом давая понять, что вопросы здесь вообще неуместны. Заметно насторожились и оба присутствовавших милицио...ой, полицейских. Видно было, что эти трое исходят из первозданной, первичной, основательно basic, базовой порочности человека. Горестно осознавая свою склонность к пороку, свой, безусловно, порочный инстинкт, постоянную тягу к..., которую...я хотел было сразу перейти с ними на латынь и рассказать о libido, но, решил ретироваться и остаток дня рефлексировать над ним самому.

А пока, пожалуй, постараюсь ещё некоторое время поговорить по-русски.

Выборы - это не день голосования. Они начинаются задолго до него. Их обязательными условиями являются:

o справедливое законодательство о партиях и самих выборах,
o справедливая их регистрация,
o равные возможности встречаться с избирателями, вести агитацию и равный же доступ к средствам массовой информации, публичные дебаты кандидатов и партий (в древних Афинах, кстати, был закон, запрещавший политикам отказываться от публичных дебатов),
o честная и прозрачная процедура подсчёта голосов.

Только тогда, когда рядовой избиратель защищён от недобросовестной пропаганды, когда ему предоставлена действительная возможность выбора, можно считать демократическую процедуру вполне соблюдённой. По результатам всенародного волеизъявления избранный парламент большинством голосов формирует правительство. В этом - уже начало системы подотчётности, контроля и, что немаловажно - баланса сил и интересов.

Можно ли в полной мере назвать состоявшуюся процедуру голосования выборами? Отвечал ли избирательный цикл обязательным для него стандартам? Будет ли состав собрания городских представителей в полной мере отражать интересы всех его слоёв, групп и сообществ? Именно эти простые, но коренные вопросы представляют далеко не праздный интерес, как с точки зрения отражённого в ответах состояния public relations, так и с точки зрения модальностей их применения.

На первый, поверхностный, взгляд борьбы, а, тем более, столкновения интересов на всём протяжении «предвыборного марафона» не наблюдалось. Никакой разнузданности: целомудренно, постно, даже стерильно. Но зато честь по чести: смотрины, сватовство, подарки стороне невесты, торжественная регистрация.

Тем не менее, означает ли это, что pr-технологии вовсе не применялись? Очевидно - нет: отсутствие информации - не свидетельство отсутствия процессов и действий actor-ов. В самом деле, не означает же непубличное выдвижение списка кандидатов от «уходящего состава», что он был рождён путём чисто ботанического почкования, согласно теории Карла Линнея о растительных формах жизни? Вопрос остался открытым, так как не был публично опровергнут. Да, и сам термин «уходящий состав» употреблён, конечно, исключительно для никому не нужного приличия: такой странный обычай принят в странах развитых, но, как известно, насквозь прогнивших демократий. Мы, естественно, любим причислять себя к ним только тогда, когда речь идёт, например, о желании безвизового въезда или о потребительских запросах. В нашем случае все без исключения bilboards, отбросив ложный стыд, сообщали неискушённому гражданину о том, что добрые люди на них - действующие, а не сложившие с себя полномочия депутаты, как если бы от нас требовалось только подтвердить согласие с уже принятым неизвестно где, когда и кем решением. Составленные из них «тройки», надо понимать, призваны были создать видимость конкуренции с другими кандидатами.

Анализ социального статуса выставленных на всеобщее обозрение и приятных во всех отношениях особ чрезвычайно выгодно их рекомендует, так как выявляет их принадлежность к слою городской знати (notables), что характерно для периода раннего западноевропейского Средневековья. Они - уже действующие чиновники администраций, лидеры значимых коммерческих и этнических групп. Каким образом они будут узнавать, выражать и защищать интересы большинства простого населения, должно, видимо, по умолчанию решить для себя само это молчали...ой! - любимое, конечно, население? Всё тем же, давно известным: начальству сверху всегда виднее, а, если что - простолюдины подадут челобитную. Чай, не Сингапур какой-то, не XXI век!

Согласно агитационным материалам народу предлагалось по-хорошему и по-свойски, на «ты», то - «выбрать себе команду развития», то - «быть самим в этой команде». Очевидная семантическая разница - избыточный нюанс. Ну, хоть так. Конечно, до J.Seguela им далеко, но любой квалифицированный лингвист подсказал бы, и притом - бесплатно, что употребление повелительного наклонения в единственном числе действует только тогда, когда у объектов вообще нет выбора. Для этого вполне достаточно было бы хоть разок практически использовать уникальные творческие разработки богатейшей научной школы местного лингвистического университета. Ну, да ладно, и так сошло, проехали. Однако же, кто-то, наверняка, изобразил из себя андерсовского ткача и получил за это know-how некий гонорар. Его величина, допустимо предположить, не слишком пострадала от скромности субъекта, если судить по нижеследующему опусу.

Он открывается изящной сменой регистра на «вы»: «Уважаемые работники...» Ваша задача - подставить род занятий, так как вы - трудовая, профессиональная функция, а не полноправный гражданин - источник их власти.

Первые строки напоминают фанфары пламенных пионерско-комсомольких приветов партийным съездам: «Все мы...видим позитивные перемены...» Переставили местами прелюдию с оргазмом, неумехи! Затем следует гениальное политэкономическое открытие: «Состояние торговой сферы - показатель уровня жизни горожан»! Оказывается, «открывающиеся магазины» это - «критерии развития экономики города». А не перечитать ли автору Адама Смита или, на худой конец, «Евгения Онегина», который уже тогда был «великий эконом»? Мужественно одолев этот пиар перл (каламбурчик - ничего себе!), он, возможно, изменил бы своё мнение о том, «чем государство богатеет», согласившись, что абстрактное «дальнейшее развитие» важнее создания новых товарных производств. Но смог ли бы он так же легко согласиться, что условием такого развития являются не гарантии прав собственности и не его личный предпринимательский риск, а «сильная, надёжная власть»? Не знаю, не знаю.

«Какой же выбор», всё-таки, предлагают нам, даже ни разу не поименованным «гражданами», претенденты на роль наших слуг? - «...дать точную оценку текущей ситуации». Как? Разве уже не дали в первых строках? Или то было про что-то другое? Да, именно про то самое: «Бюджет...» - О! Вот оно, это сладкое и вожделенное, как секс, лучше, чем секс, слово! - «...можно (?!) охарактеризовать как стабилизационный»! Не может быть! Какой конфуз! Разве в этом месте мы не должны были испытать предвкушение лавинообразно надвигающегося на нас счастья? Любите ли вы бюджет, так как любят его они? А как же лозунг: «Развитие»? Тише, тише!

То ли мы такие тупые, что не понимаем: развитие это - стабилизация, по известному утописту Оруэллу. То ли их, прости, Господи, пиарщик всё напутал: надёргал copy-paste из разных мест, схалтурил. Ну, что же вы, ребята? Тщательней надо, тщательней.

Духоподъёмно: «Нынешний год ознаменуется...дорогами, тротуарами, озеленением», и только в последнюю очередь: «социальная политика, поддержка здравоохранения, образования». Поддержка, это, конечно - сильно, внушает. Не внушает? Вот у и тургеневских девушек в пансионах сперва было плетение кружев на пяльцах, потом - фортепьяно, и уж после - французский. Тогда, что вы скажете на это: «Семихолмск имеет хороший потенциал... стать флагманом...» В одной фразе два непонятных иностранных слова. Как называется эта партия? Опять не внушает. Ну, значит, вы - не «патриот своего города», не «единомышленник», и не «сподвижник», а, в лучшем случае, патриот своей улицы и квартиры, мещанин, словом. С ними - «проверенные делом депутаты», а с вами кто? С ними - «и свежие силы, которые укрепляют их ряды», - это ещё кто? и чего там крепить? того и гляди, запор случится. А с вами кто? У них - «консолидированный взгляд», это - что-то новое в теории обольщения! А что у вас? Какой у вас взгляд, вы даже не знаете. Но точно - не консолидированный.

Не могу понять, чего они так волнуются, старательно изображают страсть, как будто не знают результата? Или им обязательно, чтобы: «А поцеловать?»? Тогда зачем подозревать нас в каких-то тайных грехах? Мы их не совершали, а они - не попы с монашками? С кем они борются? От кого так старательно себя отделяют, если в начале сказано: «Все мы...», «команда»?

Вообще-то я раньше думал, что в командах все выполняют чьи-то команды. Иметь своё мнение - воспрещается. Как без разных мнений получить развитие, - ещё одна загадка нам от этих сказочников. А они-то сами знают? Сколько дипломов надо, чтобы понять диалектику и онтологию их «консолидированного взгляда»?

Кто же посмел и сумел бросить вызов этим ветряным мельницам? Кто эти бесстрашные рыцари, флибустьеры удачи, отъявленные Дон-Кихоты? Гордый уроженец славного аула - самовыдвиженец. Барышня совсем ещё нежного возраста - от партии имени сына юриста: совсем уж, что ли, некого выставить Вольфовичу? Корецкий - вечный оруженосец, Санчо Панса коммунистической идеи, - человек, конечно, приличный и уважаемый, но идеи вчерашние. Интересно, каково ему, прекрасно знающему, к чему приводит монополия на власть, смотреть на этих нынешних, предавших его идею, молодых волков? Да, и идей-то не осталось: на всех троих - отсилы страничка биографии и никакой программы. Короче, богатство выбора, как в супермаркете «Магнит». Как же так случилось, что в 140-миллионной стране одна сплошная единая и неделимая, как бозон Планка? Один итальянский друг долго махал руками и ругался сочно: дело в том, что у них это звучало бы «Fascio Italia». Но у нас - не лингвистический клуб!

Мыслительный процесс остановить невозможно: нет кнопки, чтобы нажать на «стоп». Но ради такого дела можно нажать на кнопку пульта и русское ТВ включить. Там девушка, которая думает, что она журналистка, ведёт волнующий только её репортаж о процессе. Видно, как тяжело ей это даётся, ведь показать надо всё: и как проголосовали в домах для престарелых и умственно отсталых, как ждут - не дождутся 14-летних подарки за первый раз (грубейший ляп, так как по Конституции право избирать начинается в 22 года, а не по получению паспорта), как внедрили передовые сканеры для бюллетеней, как «нагнули» руководителей всех предприятий технологией «проголосовал - получи флаер - предъяви начальнику и - свободен», и что подписные листы девственно чисты ещё за 15 минут до закрытия участка...Нет, нет, нет, что-то из этого она не сказала, не помню...Она точно сказала, что окончательные результаты станут известны утром, после подсчёта. Вот это - наглое враньё! Как это так: мы уже знаем, а они - всё ещё нет?

Два жалких «воробышка» на лестничном пролёте участка маются усталые и жмутся друг к другу от безнадёги: фонд «Мнение» проводит типа опрос как бы exit-pools. Что за фонд такой хамелеонский по названию? От - «Старой гвардии» чего-то там - ещё кто-то «отжал бюджетик». Не обидно тем, кто в гвардии служил, что эти сами себе звание присвоили? В России таких называли «самозванцами». Этим - по 19 лет, они другого и не видели, не знают, как должно быть и бывает. Не узнают, потому что в их ВУЗах никто им не объяснит, чем отличается любовь, как чувство, от разврата, любви за деньги и порнографии.

На следующее утро к стенам домов, так, чтобы из транспорта было хорошо видно, кто-то прикрепил (заранее заготовленные) плакаты: «Мы в команде развития». И подпись, как смайлик, вверху справа почему-то: «Команда развития». Поздравляем! С добрым утром, любимая! Но где же всеобщее народное ликование, братание, объятия и слёзы счастья? Где оппозиция, гордо признавшая по телефону своё почётное поражение? И что за свадьба без похмелья? Могли бы с таким же успехом написать: «Game over». Какой изысканный, утончённый цинизм! Какой веер возможных интонаций при скудости средств! Не хотите попробовать голосом Кати Андреевой? Видно, что ребята получили удовольствие, что называется, не по-детски. Невеста даже ничего не почувствовала. А можно было для ещё большей краткости оставить только два первых слова: больше места - крупнее вышло бы. «Мы - в!» И точка. За тире пусть вышлют мне отдельный гонорар - copyrights. «We are in» - это вам даже не «We are the champions, my friend!» И голос Шварценеггера из «Терминатора» эхом: «I'll be back». Полный «sur».

Владимир Ковалев 

 
След. »

http://lifecity.by/ ручной антицеллюлитный массаж в минске.
 

Редактор журнала

Максим Сушко

Подписывайтесь, добавляйте в друзья, предлагайте новости и информационное партнёрство