А давайте по-взрослому?

08.08.2009 г.

 Как определить границу, за которой заканчивается личное общение и начинается официальное, особенно если диалог идет между кисловодчанами и одной из городских структур? Причиной задаться этим вопросом послужило заявление жителей дома по улице Гагарина, 13.

 За свой век этот четырехквартирный дом ни разу не видел капремонта, но все еще стоит и жильцов от капризов погоды исправно спасает – умели раньше строить. Правда, внешний вид уже не очень, деревянные лестницы расшатались, водосточную трубу оторвало, крыша подгнила, веранда разваливается, но жить еще можно. Особенно если дом подреставрировать: поменять сгнившие доски, крышу залатать, водосток установить такой, чтобы двор не заливало, оголовки на печные трубы поставить, которые не для красоты нужны, а полагаются по нормам. Если уж сегодня, как в прошлом веке, все еще греют людей в холода форсунки, то пусть они хотя бы будут безопасны, насколько возможно.
С этими проблемами жильцы и обратились в закрепленное за территорией четвертое домоуправление. Написали заявление, в котором попросили отремонтировать водосточную трубу и лестницу, окрасить почтовые ящики, установить оголовки и козырек над крыльцом, проверить состояние крыши, заменить окна. В домоуправлении бумагу приняли, пояснили, что, так как квартиры приватизированы, заменять окна – дело самих хозяев, с остальными пунктами согласились и ремонт обещали (правда, устно) выполнить в течение недели. Действительно, работы – всего ничего. И тут начались недоразумения.
Аргументируя тем, что в доме можно будет еще и капитальный ремонт сделать, инженерные сети заменить, сотрудники ДУ №4 стали агитировать жильцов выбрать способ управления. Провели разъяснительные работы, что оформлять товарищество собственников жилья в доме из четырех квартир будет невыгодным, лучше выбрать управляющую компанию, например, функционирующую на базе четвертого домоуправления Городскую управляющую компанию.
Жильцы советам вняли, протокол собрания подписали, взяли экземпляр договора, чтоб изучить на досуге. Но когда стали читать документ с юристом, оказалось, что четко прописаны в нем лишь обязательства жильцов, а в части обязанностей управляющей компании ничего конкретного. Работы расписаны, а о том, когда их будут выполнять - ни слова. Уточнены только сроки уборки двух пролетов общей лестницы, квадратного метра веранды и возможных снежных завалов. Естественно, подписывать договор не стали.
Пока решали, кому доверить управление домом, ситуация с ремонтом с мертвой точки не двигалась, пришлось опять и опять обращаться в ДУ. Отвечали то одно, то другое, то уверяли, что все отремонтируют, а то, что не дожидаясь подписания договора жильцами, документы передали в Городскую управляющую компанию.
В общем, дело дошло до того, что в Общественную палату РФ, государственную жилищную инспекцию, Роспотребнадзор, прокуратуру, мэру города и в редакцию нашей газеты жильцы направили заявление, в котором расписали весь семинедельный диалог с домоуправлением. И тогда уже разбираться в ситуации начали мы.
Звонок в домоуправление ничего не прояснил – главный инженер от дома по Гагарина отрекся, сказал, что все документы переданы Городской управляющей компании и никакого отношения жилье это к ДУ уже не имеет. Однако когда корреспондент выехал на место, чтобы оценить состояние здания, вопреки всякой логике, обнаружилось, что работники ДУ №4 начали ремонт дома, к домоуправлению не относящегося. С момента написания жильцами заявления минуло восемь недель.
Визит к начальнику четвертого домоуправления А. Мишину тоже показался скорее личным, чем официальным, потому что объяснения сводились к фразам, типа «ну, вы понимаете», «все люди болеют, ходят в отпуска», «мы же общались», а в результате «вот если бы мы в ремонте отказали, тогда предупредили бы письменно». Интересно, в каком нормативном документе оговаривается письменный ответ на такое же обращение только в случае отказа заявителю? В общем, по версии ДУ, дом по Гагарина, 13, был внесен в план ремонтных работ, а провести их мешали объективные обстоятельства: дождь, болезнь специалиста, период отпусков.
А по версии жильцов, которую сообщила нам их уполномоченный представитель Г. Болотная, вся последовательность событий была спланирована, чтобы вновь не оказывать услуги, за которые, однако, деньги с жителей берут регулярно. Ведь что интересно: жильцам, впервые столкнувшимся с выбором способа управления, это могло быть неизвестно, но специалисты жилищной сферы должны были знать, что, агитируя за смену управляющей компании, они, по сути, отказывают в проведении ремонта, который неделю назад пообещали выполнить. То есть, если после подписания протокола дом немедленно был передан Городской управляющей компании, значит, пресловутые лестницу, трубы и почтовые ящики чинить никто и не собирался.
Казалось бы, зачем конторе, обслуживающей такое количество домов, экономить на лестничных досках, паре банок краски и водосточной трубе? Но старожилы говорят, что с восьмидесятых годов домоуправление за зданием не ухаживало, хотя по нормам текущий ремонт должен проводиться каждые пять лет. А рубль, как известно, бережет копейка.
Опять же со слов жильцов, понимание, как в действительности обстоит дело, пришло, когда им стало известно о семейном характере взаимоотношений руководителей четвертого домоуправления и Городской управляющей компании. Теперь тринадцатым домом по улице Гагарина подписан протокол отказа от услуг Городской управляющей компании - чувствуя себя обманутыми теми, кто эту компанию рекомендовал, доверять ей люди не могут. Тем более, что уже сейчас непонимание существует не только в личном общении представителей домоуправления и кисловодчан с Гагарина, а еще и в бумагах, которые имеют на руках жильцы и специалисты ДУ. На руках у Г. Болотной документ, в котором черным по белому написано, что крыша дома протекает, а начальник домоуправления при мне подписал акт, удостоверяющий, что она ремонта не требует. Может быть, оттого, что все вопросы даже с официальными структурами мы привыкли решать в личном порядке, документам не оказывается должного внимания. В бумагах появляются разночтения, полагающиеся письменные ответы служб не пишутся, а жители города больше верят устным обещаниям.
Как бы то ни было раньше, все говорит о том, что пришло время эту ситуацию изменить и научиться официальные диалоги вести в соответствии с нормами закона. И кисловодчанам, и структурам власти.
М. Воробьева

 
« Пред.   След. »

услуги по оформлению разрешения на работу в Москве
 

Редактор журнала

Максим Сушко

Подписывайтесь, добавляйте в друзья, предлагайте новости и информационное партнёрство